Возвращение в Польшу

Ниже мы представляем личную историю Дороты Мазур, нашего бывшего корреспондента из Нидерландов, которая после долгого пребывания в этой стране, где она работала по временным контрактам, рассказывает о том, с какими польскими реалиями она столкнулась после возвращения домой. Дорота и ее муж Мариуш сейчас являются родителями очаровательной Лилианы (которая родилась в марте 2016 года). Другую статью Дороты вы можете прочитать в разделе Нидерланды глазами Дороты.

kinderdijk

Мариуш и Дорота в Киндердейк, Нидерланды

Польша

Решение вернуться домой было для меня несложным. После шести лет жизни по схеме «дом-работа, дом-работа» мы очень устали от такого образа жизни. Кроме того – долгожданная беременность ускорила это решение.Тогда возник вопрос, почему, ожидая ребенка, мы не решили остаться в Голландии? В Польше у нас есть семья, своя квартира, друзья. И в Польше мы хотели крестить нашего ребенка…

В январе 2016 года мы, наконец, вернулись на родину, к счастью быстро решив все формальности и различные проблемы. Деньги, которые нам удалось сэкономить, так же как и некоторые голландские пособия, например, пособие по безработице (голл. WW – uitkering) и пособие по беременности и родам (голл. WAZO) позволили нам провести первые месяцы нашего пребывания в Польше без забот, наслаждаясь общением с нашей новорожденной дочерью. Но наши плохо проинформированные друзья часто спрашивали нас, почему мы не хотим рожать в Голландии, так – по их мнению – ребенок получит голландское гражданство(?). Откуда появился такой стереотип – я не знаю. На самом деле ребенок может получить голландское гражданство только если, по крайней мере, один из родителей является гражданином Голландии.

Наша дочь Лилиана родилась 16 марта 2016 года в 17:24 в роддоме города Валбжих.

 

dsc_0372-m

Я не могу сравнивать перинатальную помощь в Нидерландах и в Польше. В любом случае, я была очень довольна моим пребыванием в больнице, медицинской помощьюво время родов и сразу после них. Я не сожалею, что я решила рожать в Польше. Больница в Валбжих соответствует большинству европейских стандартов в плане медицинских услуг, оборудования и ухода за больными, за одним исключением – еды. Еда была (как и в других польских больницах) практически никакой, а в Голландии пациент может выбрать блюда по меню. К счастью, почти в каждой больнице есть буфет, где люди могут купить что-нибудь еще поесть.

И в Голландии, и в Польше страховка обеспечивает матери и ее ребенку послеродовой уход на дому. В Голландии это называется «kraamzorg», который включает оказание помощи при домашних родах, уход за матерью и новорожденным, а также приготовление пищи, помощь при купании ребенка, ежедневное измерение температуры и другие процедуры по уходу за малышами. Социальное обеспечение материнства в Голландии также включает в себя содержание дома – это ежедневная уборка ванных комнат и туалетов, смена постельного белья, приготовление пищи для других членов семьи, игры с детьми старшего возраста. Подобных услуг по уходу очень много, но они частично оплачиваются и зависит от суммы и объема страхового полиса.

В Польше после выхода из больницы мать и ребенок имеют право на 4 посещения посещения акушерки или медсестры. В этом случае акушерка будет также давать советы по уходу за новорожденным и грудному вскармливанию, а также будет интересоваться здоровьем матери. Однако такая услуга не включает в себя уход за другими членами семьи. Хотя я использовала право на все визиты акушерки, мне сказали, что в случае каких-либо проблем я всегда могу позвонить ей, и она мне поможет. Поэтому я не думаю, что в Польше плохая перинатальная помощь.

Другие аспекты государственной заботы о семье для нас не такие идеальные. Из-за того, что мы работали в Голландии, мы столкнулись с тем, что не могли получить какую-либо финансовую поддержку для ребенка. Хотя наша дочь родилась в Польше, и она также является гражданкой Польши, мы ничего не получили для нее от государства, включая так называемые «becikowe» – деньги, которые выплачиваются за рождение ребенка = 1000 злотых (прибл. 230 евро), выплата была введена в 2006 году для всех родителей, независимо от их дохода. Однако, начиная с 2012 года, размер этого пособия зависит от дохода на члена семьи и составляет 1922 злотых (около 447 евро). Так как мы «богатые люди», мы не принадлежим к этой группе, и мы также не можем получить так называемое «пособие на детей».

Семейное пособие выплачивается каждый месяц и первоначально это 89 злотых (прибл. 20 евро), эта сумма предназначена для покрытия части затрат на содержание ребенка. Через некоторое время сумма увеличивается, однако и в этом случае существует критерий по доходам= 674 злотых (156 евро) на каждого члена семьи. Во многих случаях доходы учитываются с 2014 года, поэтому в любом случае мы не претендуем на них.

На данный момент мы подали запрос в голландский офис СВБ (голл. Sociale Verzekeringsbank – Социальный Банк Страхования) с просьбой предоставить нам «kinderbijslag» (голл. «пособие на ребенка») на период после родов, пока мы все еще работали в Голландии. Сейчас мы ждем его решение.

Другой «преградой» является поиск работы, которая позволит содержать семью на базовом уровне.Конечно работу можно найти в течение одного или двух дней, но в начале она будет очень низкооплачиваемой, как правило, 1300 – 1500 злотых (прибл. 300 – 350 евро) в месяц.

Я имею в виду простого рабочего, часто работающего по 12 часов в день, без дополнительных выплат за переработку или ночные часы. К сожалению, так называемый «средний показатель по стране», который в Польше = 3291,6 злотых (примерно 765 евро), в реальности доступен лишь очень немногим. Около 2/3 поляков никогда не заработали и никогда не заработают столько.

Недавно польское правительство ввело минимальную почасовую ставку для тех, кто работает по так называемому «договору комиссии» = 12 злотых (менее 3 евро в час). Я думаю, что хвастовство польского правительства на международной арене о том, что в Польше плата за час работы = около 2,8 евро, является оскорбительным для достоинства польских рабочих. По крайней мере, голландцы, англичане, норвежцы и другие народы поняли, почему так много поляков все еще предпочитают жить за границей. Оказалось, что я, уехав из Польши 10 лет назад по экономическим причинам, также «потеряла» зарплату в 1300 злотых (прибл. 300 евро) в месяц. Прошло десять лет и зарплаты остались такими же. И хотя самая низкая зарплата (в настоящее время-не менее 1850 злотых – 430 евро) на  этот раз немного увеличилась, все налоги, отчисления, страховки тоже приводят к тому, что чистый доход остался практически неизменным.

Я думаю, что стоит также упомянуть о ежемесячном расходе среднестатистической польской семьи. В нашем случае, а у нас есть собственная маленькая 2-комнатная квартира, основные выплаты, такие как квартплата, счета, страховка – составляют около 1000 злотых в месяц. Семьи, которые снимают жилье, должны добавить стоимость квартиры – около 600 – 800 злотых в месяц. В таких крупных городах, как Вроцлав, арендная плата почти в 2 раза больше. Так что одному человеку почти невозможно обеспечить элементарное проживание для всей семьи, ведь ему просто-напросто не хватает денег на еду, одежду и другие расходы.

Вот и все, что касается наших первых шести месяцев в Польше. Я должна объяснить, что все, что я написала – это не жалоба на судьбу «вернувшихся эмигрантов». Мы были готовы к тому, что нас ожидало после возвращения в Польшу. Эта история в основном написана для того, чтобы показать, что на самом деле во всеуслышание объявленное польское экономическое развитие, улучшение существования многих поляков и т. д. – это только пропаганда для создания хорошего имиджа в Европе. Снижение уровня безработицы и экономический рост нашей страны в значительной степени зависят от поляков, работающих за границей и отправляющих деньги в Польшу. Было подсчитано (по данным сайта polskieradio.pl ), что в течение 10 лет с момента нашего вступления в ЕС польские эмигранты отправили в страну более 234 млрд злотых (прибл. 545 млн. евро). Но нужно иметь в виду, что многие из них работают за рубежем нелегально…

Хотя в последние годы Королевство Нидерландов дало нам достаточно денег на обустройство, мы пока что не планируем туда возвращаться. Мы знаем, что если мы поедем туда снова, мы останемся там навсегда. Мы рассматриваем несколько вариантов для нашего будущего, и Голландия станет последним из них. Наш дом находится в Польше.

13165839_10206050180203505_8765783519968034089_n

Дорота Мазур, сентябрь 2016 года

Перевод на русский язык: Эльвира Энтентеева