Церковь в III республике

Существуют сотни религиозных общин в Республике Польша (III РП), представляющих почти все религии и верования, существующие на данный момент в мире. Самое привилегированное положение занимает католическая церковь, что связано не только с особой религиозностью поляков и преобладанием среди них католиков (95% населения в 2011-м году по данным Центра изучения общественного мнения), но и с конкретными историческими и политическими потребностями. После 1989-го года, когда Польша «возвращалась в Европу», политики неоднократно обращались к католической церкви с просьбой поддержать их политических планы, или, по крайней мере, обеспечить нейтралитет церкви по отношению к себе.

 До 1989-го года

Польская Народная Республика была светским государством, и католическая церковь не принимала участия в официальной политической жизни. После 1945-го года коммунистические власти лишили церковь многих преимуществ, в том числе отказались от уроков религии в школах, предоставили людям право вступать в гражданские браки и разводиться. Социальная политика проводилась в противоположность религиозным учениям (например, женщины получили право на аборт), а государственные церемонии проводились без участия духовенства. В то же время духовенство преследовалось (был арестован кардинал Стефан Вышинский, убит отец Ежи Попелушко, которые выступали против коммунизма). В 80-е годы политика правительства по отношению к церкви стала постепенно меняться, так как власти признали, что церковь может быть их союзником в процессе стабилизации политической ситуации и осуществления конституционных изменений. Это привело к принятию 17-го мая 1989 года закона «Об отношении государства и Римско-Католической Церкви», который дал Церкви много привилегий, а также обязал государство вернуть Церкви имущество, изъятое государством после Второй мировой войны (или иным образом компенсировать его потерю). На фото: кардинал Вышинский.

После 1989-го года

После 1989-го года, во время переходного периода в развитии государства, власти предположили, что для того, чтобы убедить общественность в необходимости экономических реформ, даже если они будут болезненными, нужно заручиться поддержкой Церкви, которая могла бы повлиять на мнения поляков. Усилия, направленные на то, чтобы получить поддержку церкви и приобрести ее благосклонность в обмен на привилегии (которые иногда были даже неблагоприятны для национальных и общественных интересов), стали с этого момента постоянным элементом польской политической жизни, особенно усиливаясь в период выборов или принятия важных государственных решений (например, принятия новой конституции или присоединения к Европейскому Союзу). Немаловажную роль сыграло и желание угодить Папе Римскому Иоанну Павлу II, чья роль в поддержке польской оппозиции в 80-е годы была значительной. Это обеспечило Церкви позицию, выходящую далеко за пределы основных договорённостей об отношении государства с католической церковью (и другими религиозными организациями).

Первым актом такого рода был «Конкордат между Святым Престолом и Республикой Польша», заключенный 28-го июля 1993 года, но ратифицированный только 23-го февраля 1998 года.

28-го июля 1993 года, ратификация конкордата 

Ратификация конкордата была отложена на пять лет из-за неоднозначного характера многих его пунктов, что вызвало сильное сопротивление левых политических партий и организаций. Вот некоторые из его положений:

  • администрация школ не может оказывать влияние на преподавание католического учения в школе и школьные программы;
  • Только сама Церковь имеет право управлять своими делами на основе канонического права, что означает, что она функционирует независимо от правовой системы государства;
  • помимо заключения гражданского брака предусмотрена возможность заключения брака с помощью венчания в церкви, но священник должен уведомить об этом соответствующий государственный орган;
  • государство финансирует Папскую академию теологии в Кракове.

Папская академия теологии в Кракове

Во время подготовки к принятию новой Конституции (1997) по поводу этого конкордата велись жаркие споры. Основным объектом спора стала его преамбула, в которой провозглашался принцип отделения Церкви от государства и концепция идеологической нейтральности государства. Политики, тесно связанные с Церковью, настаивали на включении в преамбулу обращения к Богу (invocatio Dei). В итоге победил компромиссный вариант, который уравнял верующих и неверующих. Соответствующая часть преамбулы гласит:

 «(…) мы, Пoльский Народ – всe грaждaнe Peспублики, кaк вeрующиe в Бoгa, являющeгoся истoчникoм истины, спрaвeдливoсти, дoбрa и крaсoты, тaк и нe рaздeляющиe этой вeры, a выводящие эти унивeрсaльныe цeннoсти из иных истoчников (…) oщущaя oтвeтствeннoсть пeрeд Бoгoм или перед сoбствeннoй сoвeстью, вводим Koнституцию Peспублики Пoльшa».

Следующей причиной серьезных разногласий стало введение принципа разделения церкви и государства, который был заменен на  компромиссное понятие «самостоятельности и независимости». Еще одним спорным вопросом оказалось понятие идеологического нейтралитета государства, которое оказалось абсолютно неприемлемым для церкви. Понятие «нейтралитет» было далее  окончательно заменено на «беспристрастность» в вопросах религиозной веры. (Перед референдумом об утверждении новой конституции Церковь начала кампанию против ее одобрения,  но ей не удалось задержать ее принятие.) В новой Конституции был окончательно решен вопрос о преподавании религии в школах, которое было введено указом министра образования 30-го августа 1990 года в нарушение закона, на что указывали адвокаты по гражданскому праву –  профессор Ева Лентовска и профессор Тадеуш Зелинский. Однако Конституционный суд признал их протесты необоснованными. На фото: президент Бронислав Коморовский и кардинал Станислав Дзивиш.

 Конфессиональное государство

Вышеуказанные правовые акты не позволяют определить III Польскую республику как религиозное государство, но она имеет все признаки конфессионального государства, в котором влияние Церкви на политику, ее позиции и привилегии, в частности экономические, выходят далеко за рамки европейских стандартов. Вот несколько примеров, иллюстрирующих эту ситуацию:

  • религиозное образование в школах оплачивает государство, которое, тем не менее, не может влиять на содержание программы изучения катехизиса (первоначально предполагалось, что в школах будут изучаться разные религии, но де-факто религиозное образование превратилось в изучение катехизиса), школьная администрация не может влиять на выбор претендентов на должность преподавателей религии в школе;
  • ссылки на христианские ценности при принятии законов в парламенте (например, при принятии закона об искусственном зачатии, абортах), о чем напоминает католическое распятие, висящее на стене в парламенте в нарушение конституционных гарантий беспристрастности и равенства религий (распятие повесили тайно ночью, в отсутствие членов парламента);
  • вывешивание распятий в школах и общественных учреждениях.

  

Католические распятия в парламенте и в государственной школе

  • в государственных больницах отказ производить аборты в связи с религиозными убеждениями врача, даже если этот отказ угрожает жизни или здоровью беременной женщины;
  • отказ по религиозным причинам выдавать рецепты на противозачаточные средства;
  • продолжение выплат государственных пенсий священникам, что противоречит положениям Конкордата (государственные пенсии духовенства должны были служить компенсацией за национализацию церковного имущества, которое уже было возвращено Церкви) – однако скоро Церковный фонд должен быть упразднен;
  • препятствия со стороны церкви осуществлению в школе программ по сексуальному просвещению;
  • отсутствие какого-либо контроля со стороны государства экономической деятельности Церкви, которая умело использует деятельность религиозного и благотворительного характера для умножения собственной прибыли, часто в нарушение закона (доходы от восстановления домов, магазинов, больниц, гостиниц);
  • государственное финансирование католических школ – таких как Католического университета Люблина;
  • избегание серьезных дискуссий на темы, неудобные для Церкви;
  • передача Церкви её имущества, национализированного после 1945-го года или компенсация ее потерь за счет предоставления других земель и имущества, что нарушает принцип равенства обеих сторон: Церкви и местных органов власти, которые не имеют возможности обжаловать постановления Комиссии по недвижимости о передаче Церкви их земель или недвижимости.

Базилика в Лихени, 2004-й г.

Особенно темную тень на отношения между государством и Церковью бросила печально известная деятельность Комиссии по недвижимости Министерства внутренних дел и администрации (1989-й – 2011-й года). Эта Комиссия дала Церкви возможность явно нарушать интересы органов местного самоуправления, которые были вынуждены отдавать в распоряжение Церкви земли и здания, имеющие большую ценность, чем те, которые были отняты у Церкви. Это стало возможным благодаря снижению цен на эту недвижимость. Местные органы власти никак не могли повлиять на эту ситуацию, так как у них не было права голоса в этом вопросе. Члены комиссии (которым платило зарплату государство, но при этом они не являлись его должностными лицами) часто рисковали принести государственной казне огромные потери. Многие из этих дел в настоящее время представляют интерес для Центрального антикоррупционного бюро, но местные власти все равно не имеют возможности вернуть земли, незаконно отнятые у них. За 20 лет своей работы члены Комиссии по недвижимости рассмотрели более 2800 случаев. Церковь получила 65000 гектаров земли и 143 млн. злотых наличными в качестве компенсации.

Это привилегированное положение Церкви вызывает растущее недовольство в польском обществе, которое хорошо осведомлено о финансовых расходах государства на это учреждение, а также не приемлет чрезмерного влияния Церкви во многих социальных областях и ее участия в государственных церемониях. Исследование, проведенное в 2008-м году журналом “Więź”, показывает, что эту точку зрения разделяют более 80 процентов поляков. Можно предположить, что постоянный поиск политиками поддержки со стороны  духовенства – это не то, чего от них ждут их избиратели. Это отразилось на выборах в Сейм в ноябре 2011-го года, когда неожиданно большое количество голосов получила партия «Движение Паликота», которая открыто заявляет о необходимости секуляризации государства. Это событие вселяет надежду на то, что возможно начало серьезной дискуссии о роли и позиции Церкви в современной Польше.

  

     Базилика в Кракове-Лагевники, 2002-й г.

Рената Глушек

Перевод на русский язык: Мария Родионова

Фото: Википедия

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.