Религиозные войны

Было бы неправильно думать, что религиозные войны в Европе происходили только в глубокой древности. В Польше идет непрекращающийся конфликт на религиозной почве. Может быть, он и обходится без крови, но крест нередко используется, чтобы уничтожать врага.

Две неравно вооруженные армии противостоят друг другу.

Первая убежденно настаивает на том, что Польша должна быть традиционно католической страной, что вера и святой крест – это основные атрибуты настоящего польского патриота. В распоряжении католического лагеря, к которому относятся католическая церковь, правые, национальные и христианские политические партии и организации и некоторая часть общества, находится мощное оружие: государство и его институты. И они с помощью своих решений и законов внедряют в школы католическое образование и способствуют размытию границ между церковным и мирским в государственных делах.

Католические фанатики перед Президентским дворцом в Варшаве, 2012-й г.

По другую сторону баррикад стоят выступающие за светский характер государства политические партии и организации, которые поощряют светский характер государства и требуют уважения его идеологической нейтральности. Сюда также относится та часть польского общества, которая, несмотря на то, что называет себя католиками, выступает против чрезмерного влияния церкви на государственные и общественные дела. Их главное оружие, кроме выступлений в парламенте, – Интернет и демонстрации.

Марш в защиту светскости государства, Краков

Может быть, это не совсем понятно жителям Западной Европы, но в Польше до сих пор остается много проблем, которые нужно решать. Чрезмерное влияние католической церкви и религии проявляется в том, что польский врач или фармацевт может – по велению своей католической совести – отказать женщине в аборте (даже если этот отказ может повлечь за собой опасность для ее жизни или здоровья) или отказаться продавать контрацептивы (!). Ультракатолический министр юстиции предпочитает, чтобы польских женщин избивали и насиловали их мужья, и не допускает возможности гомосексуальных браков (в терминах «Конвенции Совета Европы о борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье», которую, однако, польское правительство согласилось подписать). Ученик, отказывающийся изучать католическую религию в государственной школе, может подвергнуться оскорблениям и унижению.

Католическая Польша

И все это оправдывается стереотипом, согласно которому все поляки – католики. В этом есть доля правды: около 95% поляков признаются, что они католики, что бы это ни значило. С другой стороны, в Польше не так  легко перестать быть католиком. Церковь сделала процедуру отступничества очень сложной, чтобы эффективно препятствовать тем, кто хочет ее покинуть. Обычный поляк-католик (крещённый в таком возрасте, когда он еще не мог высказать своего мнения), как правило, верит в Бога, но более глубокое понимание религиозных догм для него представляется довольно трудным, а соблюдение десяти заповедей также вызывает много трудностей. Если принять во внимание высокую степень свободы морали (избегание брака, добрачный секс, контрацепция, поддержка искусственного зачатия и т.д.) и снижение количества людей, участвующих в мессах и религиозных церемониях, термин «католик» становится все более расплывчатым и неясным. Конечно, это уже не подразумевает безусловное принятие всех религиозных предписаний и подчинения церкви.

 Процессия во время Праздника Тела и Крови Христовых

Такой общий (и навязанный определенными политическими силами) стереотип поляка-католика появился только в 19-м веке – в то время, когда поляки потеряли свое государство после разделов. Но в течение нескольких веков Польша – или, точнее, Польско-литовское содружество – была многонациональной и многоконфессиональной страной. В восточной части страны половина жителей была православными, также было довольно много лютеран и кальвинистов. Равенство и свобода вероисповедания были гарантированы народу польскими правителями, которые не хотели быть правителями совести своего народа. Они же были гарантированы в первом европейском законодательстве, затрагивающем религиозную свободу – в Варшавской конфедерации 1575-го года. Неудивительно, что Содружество славилось своей толерантностью и давало убежище чешским гуситам и голландским меннонитам, подвергавшимся преследованиям. На фото:  aкт  Kонфедерации Варшавскoй.

Ситуация начала меняться лишь во второй половине 17-го века с наступлением эпохи прогрессивной контрреформации и нарастанием угрозы со стороны протестантской Швеции и православной России. Результатом этого стало укрепление тесной связи польской идентичности с римским католицизмом. Можно даже смело утверждать, что с этого момента католицизм перестал быть исключительно предметом веры, а стал инструментом защиты от различных угроз. (И для многих людей он до сих пор играет эту роль).

«Казимир Пулавский под Ченстоховом», художник Йозеф Хельмонский. На знамени – культовая статуя Богоматери Ченстоховской

Эта тенденция усилилась в 19-м веке, когда Польша перестала существовать на карте мира. Но это легко понять – когда русские стали строить в Варшаве одну православную церковь за другой, именно в католических церквях поляки искали некоего подобия свободной страны, и католическая религия стала хранителем польской национальной идентичности. Именно тогда появилось кредо «настоящего поляка»:

Только под крестом / Только под этим знаком / Польша есть Польша, / А поляк – поляк.

После обретения Польшей независимости во время Второй Речи Посполитой (1918-й – 1945-й годы) к объединению католицизма и польского патриотизма активно призывало национально-демократическое движение под руководством Романа Дмовского. Его идеи стали очень популярными и живы до сих пор. Однако в довоенной Польше только 65% граждан были католиками, так что исключение иноверцев из числа польских патриотов было чрезвычайно неблагодарным занятием.

Начало религиозных войн

Во время Второй мировой войны и коммунистического режима (1945-й – 1989-й годы) католическая религия вновь стала основой польской идентичности и патриотизма, что было усилено интенсивной секуляризацией страны коммунистическими властями, которые большинством поляков воспринимались как «чужие» (Польская Народная Республика не воспринималась как суверенное государство). Отношения Церкви и коммунистов приняли характер религиозной войны, но эта война была инициирована властями. Так как они начали секуляризацию страны (например, в школах было запрещено преподавание религии), все формы религиозной активности среди людей, принадлежащих к правящей Коммунистической партии Польши и правящей элите, не приветствовались. Католическую церковь стали подвергать преследованиям, а ее глава кардинал Стефан Вышинский в самые мрачные годы с 1953-го по 1956-й  даже находился в тюремном заключении.

Могила актера Збигнева Цибульского в Катовице. Коммунистические власти отказались выдать разрешение на похороны суперзвезды польского кино по католическому обычаю, и в телевизионных новостях даже не освещалось присутствие на похоронах священников

После падения коммунизма (1989-й год) и создания Третьей республики, ситуация стала меняться, и маятник двинулся в другую сторону. Можно сказать, что открылись новые фронты религиозной борьбы. Одним из них стала в 1997-м году борьба за преамбулу и положения Конституции Третьей республики. Работа над ними заняла много времени, так как Церковь не хотела принять принцип разделения между церковью и государством и идеологической нейтральности последнего. В итоге, понятие «нейтральность» было заменено на компромиссное «беспристрастность». Таким образом, в статье 25 Конституции (принятой парламентом 2-го апреля 1997-го года) говорится, что:

Официальные влaсти в Peспубликe Пoльшa сoхрaняют беспристрастность в вопросах рeлигиoзных, мирoвoззрeнчeских и филoсoфских убeждeний, oбeспeчивaя свободу их вырaжeния в публичной жизни.

Еще больше проблем возникло при формулировке преамбулы – главным вопросом был вопрос о том, нужно ли сохранить в ней обращение к Богу (invocatio Dei). К счастью, победил нейтральный вариант, и сегодня соответствующее положение выглядит следующим образом:

(…) всe грaждaнe Peспублики, кaк вeрующиe в Бoгa, являющeгoся истoчникoм истины, спрaвeдливoсти, дoбрa и крaсoты, тaк и нe рaздeляющиe этой вeры, a выводящие эти унивeрсaльныe цeннoсти из иных истoчников (…)

Однако выяснилось, что эту формулировку Церковь может принять лишь с большим трудом, и поэтому церковь начала интенсивную кампанию по отмене новой Конституции конституционным референдумом.

Папа Иоанн Павел II в польском парламенте, 11 июня 1999-го года

Епископы проиграли эту битву, но в следующем сражении одержали решающую победу. На этот раз битва шла  по поводу размещения католического креста в Палате советов польского парламента (Сейма). Это «драматическое» событие произошло в ночь с 19-го на 20-е октября 1997-го года при участии двух членов правой партии «Избирательная акция «Солидарности», которые в полной тайне повесили в парламенте крест без согласия соответствующих органов власти и других партий. Он до сих пор висит там, будучи печальной иллюстрацией нарушения следующей части статьи 25 Конституции, которая предусматривает, что:

Церковь и другие религиозные организации должны иметь равные права.

Этот крест является бельмом на глазу для людей, поддерживающих идею религиозного нейтралитета государства, но все попытки убрать его, недавно предпринятые антиклерикальной партией «Движение Паликота», не увенчались успехом. Действительно, 70% поляков поддерживают присутствие католического креста в парламенте, но это все равно нарушение конституции. Интересно, как оправдывают это адвокаты: они ссылаются на волю большинства или рассматривают крест как часть польской культуры и традиций. Самым интересным является мнение о том, что ни один из членов парламента не имеет права принять решение о снятии креста. То, что те, кто вешал этот крест, также были не вправе этого делать, не признается существенным. На фото:  крест в польском парламенте.

Католический крест стали вешать в государственных и местных правительственных учреждениях и государственных школах, и все выступления учащихся за его снятие (например, в 2007-м году в одной из средних школ в         г. Вроцлаве) остаются неэффективными.

 Религиозное государство

90-е – это десятилетие, когда Польша начала принимать все больше и больше черт религиозного государства. Католические силы получили мощного союзника в этом вопросе в лице польского государства. Католической церкви было гарантировано привилегированное положение (чтобы узнать более подробную информацию по этому вопросу, перейдите по ссылке: Церковь в III республике).

Месса с участием польской армии

Преподавание религии в школах было введено еще в 1990-м году, с нарушением закона. Более того, государство согласилось (в 2007-м году) включать оценки по религии в школьные аттестаты зрелости. Хотя студентам разрешается не посещать уроки религии, им, конечно, часто приходится делать это под давлением или даже шантажом. Они также могут выбрать изучение этики, но преподавание этики в школах является фикцией. Не вызывает удивления, что преподавание «религий» очень быстро превратилось в преподавание катехизиса. В то же время польское государство не может влиять на методы преподавания религии и на тех, кто ее преподает, так как оно добровольно отказалось от любого контроля. Сейчас все зависит от епископа. Так как учащиеся, которые не посещают эти уроки, подвергаются преследованиям, многие из них сдаются и начинают их посещать, только чтобы их не трогали. На фото: учебник религии для 5 класса. Книга называется «Я верю в Бога», и ее обложка напрямую связана с католическим катехизисом.

То, что творится в польских школах, открыто описывают учащиеся и преподаватели. Вот несколько примеров, взятых из писем в «Газета выборча».

Небольшой город в южной Польше, средняя школа. Никто здесь никогда не слышал, что можно выбрать этику вместо религии. По меньшей мере, три человека из класса не хотят ходить на уроки религии, но, конечно, альтернативы нет. (…) Однако когда однажды часть класса решает один раз пропустить урок религии, наказывают всех – по приказу директора школы – тем, что ставят более низкие баллы по поведению. Из-за этого я не могу получить стипендию  премьер-министра (для школьника это большая сумма и большая честь).

 Семнадцатилетняя девочка решила не принимать конфирмацию, и … –  «как выяснилось, священник обсуждал мой поступок с другими учениками на следующих уроках религии. Он сказал, что для него я нуль».

 Я живу в большом городе, наш дом расположен рядом со зданием школы, где учатся начальные классы. Это общественная государственная школа. Школа названа в честь святого, и ее ученикам приходится петь гимн на мотив церковных песнопений. Все школьные события связаны с церковью, большинство поездок – это поездки к святыням, и ученикам приходится при каждой возможности посещать мессы. Это ещё что! Церемонию открытия в каждом новом учебном году начинает и заканчивает священник. И таких школ много.

Урок катехизиса в начальной школе

И еще одно заявление, на этот раз от Александра Буглы, философа религии, которому после семи лет преподавания религии была запрещена преподавательская деятельность, потому что он отверг практику «приручения» детей к духу католицизма: «Священники требуют, чтобы уроки религии называли уроками  катехизиса, и начинают и заканчивают их католическими молитвами». Об альтернативе – выборе вместо уроков религии уроков этики: «На самом деле, этой альтернативы не существует. Потому что священник с самого начала предупреждает: вы не на уроке религии, что значит, что вы не в церкви, вас в ней нет. Даже речи не идёт о посещении уроков этики. Учащимся, и особенно их родителям, ясно, что без посещения уроков религии им не разрешат пройти обряд таинств, а потом они подвергнутся стигматизации со стороны общества, в котором живут, так как они стали людьми, исключенными из религиозной жизни».

Битву за введение в школе уроков катехизиса выиграла Церковь, но это скорее пиррова победа. Вот как проходит обычный школьный урок религии: «По классу летают бумажки и надутые презервативы. Мальчики кричат, танцуют на партах и запрыгивают на скамейки. Кто-то изображает приступ эпилепсии, кто-то вылезает в окно, еще один пытается угостить совершенно беспомощного законоучителя самодельной сигаретой. Это обычная картина для средних классов школы. Сестра с ангельским лицом вдохновенно цитирует Святого Августина. Половина класса сидит с наушниками в ушах, а остальные демонстративно читают газеты. Это обычная картина для старших классов». («Одиночество законоучителя», «Polityka»). Часто ученики спрашивают, не мастурбирует ли священник. Священное оскверняется, и многие законоучители хотели бы вернуться к преподаванию религии в церковных комнатах катехизиса.

(В опросе, проведенном «Польским радио» 25-го сентября 2012-го года, 77% слушателей проголосовали за отмену уроков религии в государственных школах).

Правители души

Борьба за соборность в душах поляков также ведется некоторыми партиями и различными организациями. Главная из них – это «Право и справедливость» (ПиС) [от 25 октября 2015 года у власти], выступающая против правительства. В квазиразоблачении в сентябре 2012-го года ее президент Ярослав Качиньский заявил, что позаботится о том, чтобы «польский язык, религию и историю по закону изучали во всех школах». Именно так должен воспитываться настоящий польский патриот.

Председатель партии «Право и справедливость» (ПиС) Ярослав Качиньский и Папа Бенедикт XVI. На заднем плане – президент Лех Качиньский

Одна из партий, активно выступающих за то, чтобы Польша была католическим государством, – это партия «Национальное возрождение Польши». К счастью, это небольшая партия.

Агитационный плакат «НВП» с лозунгом: «Великая католическая Польша»

К органам, наиболее активно продвигающим католицизм и патриотические ценности, принадлежит «Радио Мария» из Торуни, на котором, помимо религиозных идей и идей католического национализма, можно услышать и антисемитские, анти-ЕС, антилиберальные, гомофобные и ксенофобные лозунги. Основной аудиторией «РМ» являются пожилые люди, люди с низким уровнем образования и беднейшие слои общества, соблюдающие примитивные ритуалы народного католицизма. (Их обычно называют «мохерщицы»: из-за мохеровых шапок, которые носят пожилые женщины). Из «Википедии»: «По мнению критиков, «Радио Мария» основано на стереотипах и человеческом невежестве и использует в [своих целях] разочарование людей, пострадавших в результате политических реформ». Эта вещающая на всю страну радиостанция оказывает большое влияние на общество, которое хорошо знает, что с мнениями, высказываемыми на «РМ», согласен целый ряд польских католических священников. На фото выше: слушатели «Радио Мария».

Радиостанция «Радио Мария» в Торуни

И, наконец,  идею католической Польши также продвигают молодежные организации национально-католического характера: такие как «Всепольская Молодежь» – это группа польской националистической молодежи, которая заявляет, что их целью является воспитание польской молодежи в католическом и патриотическом духе. Аналогичные цели преследует «Национально-радикальный лагерь», идеологический наследник идеологии Романа Дмовского, целью которого является «работать над возрождением национальных и католических ценностей». С 2010-го года две группы организовали марши независимости (11-го ноября – в день национального праздника). Хотя трудно назвать эти марши религиозной войной, важно то, что на флагах у демонстрантов появляются такие лозунги, как «Бог, Честь, Страна» и «Роман Дмовский –  освободитель Польши».

Марш независимости, 2010-й год / фото: Адам Кличек, Википедия

Так как обе эти организации признаются левыми организациями фашистскими (они пропагандируют антисемитские, гомофобные и расистские взгляды и иногда используют фашистскую символику), их марши привелы к настоящим боям с левой коалицией, которые получили название «День согласия 11-е ноября». К счастью, «Всепольская молодежь» также использует мирные способы борьбы с теми, кто защищает идею светского государства. Во время последнего Марша за секуляризм в Кракове (15-го сентября 2012-го года) они атаковали его участников… листовками, призывающими их к посещению психиатра. Но, может быть, психиатр нужен где-то в другом месте?

Марш за провозглашение Христа королем Польши

Идентифицируя польскую культуру с католицизмом, многие правые и национально-католические организации пытаются узурпировать монополию на патриотизм. Это, кстати, также и патриотизм с идеей мученичества, в котором подчеркиваются страдания Польши и постоянная угроза ей со стороны России, Германии и, конечно же, безбожного, коррумпированного Европейского союза.

Воины светскости

Конечно, такая интенсивная узурпация права на то, чтобы быть настоящим поляком, и более ранний процесс превращения Польши в религиозное государство не могли остаться без реакции и протестов людей, которых заботит идеологическая нейтральность страны, светскость и соблюдение права выражать свои идеологические взгляды – то есть то, что гарантировано конституцией (см. цитату выше).

Лучшим примером этого является случай певицы Дороты «Доды» Рабчевской. За высказывание о том, что она «больше верит в динозавров, чем в Библию, так как трудно поверить во что-то, написанное тем, кто упивался вином и курил какую-то траву» ей присудили штраф в размере 5000 злотых. Больше повезло ее бывшему бойфренду Адаму «Нергалу» Дарскому, лидеру дэт-метал-группы “Behemoth”, который также обвинялся в оскорблении религиозных чувств. На концерте в 2007-м году Дарски разорвал Библию, назвав ее «книгой лжи», а католическую церковь «самым кровавым культом». В данном случае суд установил, что это была только форма художественного самовыражения. Но в отношении оскорбления чувств представители Церкви тоже не без вины. Пару лет назад кардинал Юзеф Глемп сравнил атеистов  с лающими дворнягами. На фото: Нергал.

Случаи Доды и Нергала свидетельствуют о глубоких изменениях в польском обществе – ведь до недавнего времени люди редко выходили вперед и публично высказывали подобные взгляды. Церковь, особенно при жизни Папы Римского Иоанна Павла II, была как-то защищена. Однако это не значит, что рационалистические и просветские организации хранили молчание. Уже в 90-е годы появилось много атеистических организаций – таких как Ассоциация светской культуры, Польская ассоциация свободомыслящих имени Казимежа Лещинского (которого, кстати, в 17-м веке сожгли на костре за атеизм), и Ассоциация за идеологически нейтральное государство “Neutrum”. Чуть позже были созданы Польская ассоциация рационалистов и Ассоциация атеистов и свободомыслящих. На фото: логотип Польской ассоциации рационалистов.

К сожалению, их охват населения и возможности более скромны, чем у католической армии, поддерживаемой государством. Основные виды их деятельности – это ведение веб-сайтов, помощь в процедурах отступничества и организация шествий и демонстраций для содействия атеизму и светскости. Каждый год март секуляризма (часть европейских маршей “для светской Европы») проводится в Кракове.

Марш секуляризма в Кракове, 2012-й год

На этом марше встречались, например, такие лозунги на баннерах: «Несите свой крест сами, не перекладывайте его на других», «Светская Польша, светское право», «Польша светская, а не католическая», «Освободите школы – верните религию обратно в церковь», «За светское государство, нет рабству». Демонстранты требовали, среди прочего, равенства для верующих и неверующих, отмены статьи об оскорблении религиозных чувств, исключения религии из учебных программ государственных школ, отмены субсидирования церкви из государственного бюджета. Эти акции поддерживают феминистских организации, которые каждый год примерно 8-го Марта, в женский день, организуют так называемые «манифы» (сокращение от «манифестации»).

В парламенте идею светского государства традиционно (хотя и с переменным успехом и последовательностью) продвигают левые партии [к сожалению от 25 октября 2015 года нет в парламенте]. Конечно, все эти действия сталкиваются с острой реакцией католической церкви, которая считает, что «Церковь систематически атакуют различные либертарианцы, атеисты и масоны» (это заявление было включено в пастырское послание архиепископа Юзефа Михалика от февраля 2012-го года). Nihil novi.

Продолжение войны креста

Само общество долгое время хранило молчание и не предпринимало активных действий. Это изменилось только из-за событий, связанных с авиакатастрофой под Смоленском 10-го апреля 2010-го года, в которой погибли президент Польши Лех Качиньский, его супруга Мария Качиньская и группа парламентариев, представителей высшей военной власти, общественных организаций и т.д. Чтобы почтить память жертв катастрофы, группа активистов незаконно разместила деревянный крест перед президентским дворцом в Варшаве, настаивая на строительстве мемориала. В этот день – 15-го апреля 2012-го года – началась еще одна польская война за крест. В течение нескольких месяцев толпы фанатичных католиков, в основном, слушатели «Радио Мария», успешно противостояли его удалению. Их поведение столкнулось с реакцией противников присутствия креста перед президентским дворцом, не все из которых были атеистами. Противостояние этих двух мировоззрений часто заканчивалось постыдными ссорами или даже драками (иногда пожилые люди могут быть весьма агрессивными!). В ночь на 9-е августа состоялась «Операция «Крест». Тысячи верующих и неверующих, связавшись друг с другом с помощью «Фейсбука», встретились, чтобы продемонстрировать свое несогласие с продолжающейся защитой этого креста. Никогда прежде в Третьей республике не проходили такие массовые демонстрации/хэппенинги против католических фанатиков. Участники представили откровенно антицерковные лозунги, например: «Долой крестоносцев», «Крест – церкви. Польша – светское государство». «Уважайте Конституцию» и «Кресты – долой, мохерщиц – на костёр». В этот день табу, связанное с церковью и религией, было окончательно нарушено.

Операция «Крест»: «Кресты – долой, мохерщиц – на костёр»

Протесты против креста, установленного в память о трагедии под Смоленском, открыли еще одну вещь. Смотря на искаженные ненавистью лица его защитников, многие поляки впервые увидели совсем другую Польшу. Польшу, о существовании которой они, возможно, и не подозревали. Многие люди были сильно шокированы видом плачущих людей, призывающих Богоматерь для защиты угнетенной родины, поющих то патриотические, то религиозные песни, оскорбляющих вновь избранного президента Бронислава Коморовского и даже призывающих его убить (!). Безусловно, Церковь не выиграла в этом бою, так как не смогла разрешить конфликт. А в какой-то момент она даже буквально отступила перед натиском своих «овец», которые не позволяли перенести крест в другое место. И с этого момента Польша уже никогда не будет прежней.

Президентский дворец, Варшава – июль 2012-го года

Нелегко быть атеистом

Подчинение общественных и государственных институтов диктату религии оказывает негативное влияние на жизнь граждан страны, в независимости от их религиозных убеждений. Некоторые вопросы – отказ делать аборты в государственных больницах, отказ продавать контрацептивы, отказ на возмещение затрат на искусственное оплодотворение, навязанные уроки катехизиса – могут затронуть практически каждого. Но особенно трудно в Польше атеистам или последователям другой религии. Их убеждения не уважают, а их мнение игнорируют. Раздражает и чрезмерное проявление религиозности высшими органами государственной власти. Раздражает и стереотип о том, что каждый поляк – католик (типичный вопрос:«Ваш ребенок ходит во второй класс? О, так значит в следующем году у него будет причастие?»). Неприятно отсутствие терпимости к атеистическому и агностическому мировоззрению, а также присвоение Церковью всех государственных церемоний и праздников. На фото: бывший президент Бронислав Коморовский и кардинал Станислав Дзивиш.

Эти чувства ясно выразила Йоанна Рутковская: «Я чувствую себя патриотом, и я люблю Польшу, но моя страна не нашла способа заставить меня чувствовать себя принадлежащей к государству – каждый раз, когда я иду на площадь Пилсудского [она имеет в виду – в государственный праздник], там проводится месса, так что, например, мне пришлось отмечать День Конституции на пикнике за городом».

Отголоски текущей религиозной войны в Польше можно легко найти в сообщениях на различных интернет-форумах или в комментариях к патриотическим песням или видеороликам на YouTube. Требования сохранить Великую католическую Польшу перемежаются с оскорблениями в адрес неверующих или тех, кто не разделяет крайних политических взглядов католиков. Вот как христианский идеал любви реализуется в Польше.

Поляк-католик – как долго?

В свете различных исследований, выясняется, что своего наибольшего триумфа польская католическая церковь уже достигла. Ее самым большим поражением стали уроки катехизиса в школе. Молодые поляки открыто восстают против этой модели обучения, которая применяется в польских школах. Бывает, что целые классы пропускают уроки религии. По словам профессора Юзефа Баниака, который в 2010-м году изучал отношение молодых людей к религии: «При «национализированной церкви» и в «религиозном государстве» молодые поляки и католики не видят места для себя и своей религиозности. Скорее всего, они будут бежать оттуда еще более массово, принимать отступничество, или, став взрослыми, будут избегать сакраментальных религиозных служб для своих детей, будут воспитывать их в духе гуманистической и светской морали и культуры». (Беседы Адама Шосткевича о религиозной молодежи, polityka.pl). И несмотря на тот факт, что почти для 60% молодежи религия остается важной частью жизни, это уже не та вера и религия, которую исповедовали их отцы и деды.

Католические паломники из Вроцлава, 2003-й год

Очень интересны наблюдения молодой иностранной журналистки Лис Эванстад, которая посетила Польшу незадолго до «Евро-2012» и записала следующий разговор: «Однажды я спросила коллегу из города Зелёна-Гура, католичка ли она. Она ответила: «Да, конечно». – «А вы верите в Бога?» – «Нет. Зачем?» Читатели на «Фейсбуке» объясняют: «Мы католики по культуре, от рождения, а не столько от того, что верим в Бога и ходим в церковь». (wyborcza.pl, misja21.blox.pl).

Кроме того, в настоящее время в Польше происходят те же явления, которые в Западной Европе привели к массовому отходу от христианства: ослабление веры в существование сверхъестественных существ. И тут не помогут наказания таких людей, как Дорота Рабчевска или навязчивое продвижение архаичной модели истинного польского патриота: опасающегося всего мира (и особенно ЕС, России и Германии), католика, который ищет убежища в защите Божьей Матери. Однако еще долго ждать до того времени, когда навсегда исчезнет разрушительный стереотип поляка-католика, вера станет частным делом людей, не связанным с патриотизмом, а религиозные войны уйдут в прошлое. На фото: Марш секуляризма, Краков 2012-й год.

Обновление (март 2016 г.) – перевод: Google

После прихода к власти ПиС в октябре 2015 года mомент разделения церкви и государства отдаляемся. Оба учреждения относятся друг к другу очень нужны, кроме того, официально продвигаемой архаичную модель польского патриота, чья существенная особенность является глубокая религиозность. Время покажет, будет ли общественность сама навязать такую модель, будь то в долгосрочной перспективе, однако, выбрать свободу совести.

Рената Глушек

Публикация: V 2013 / обновленная информация: III 2016

Перевод на русский язык: Мария Родионова

Читайте также: Церковь в III республике, Поляки: автопортрет

Фото: Википедия, Рената Глушек, Адам Кличек, kpis.pl, wykurw.pl, racjonalisci.pl, ekjw.pl, nop.org.pl

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.